Притчи о посте

Содержание

🔸ВИДЕО притчи о посте 

Что такое пост?

Один священнослужитель задал вопрос старцу:

— А что такое пост?

— Сейчас объясню, — ответил старец и напомнил ему все его грехи, содеянные с детства.

От стыда священнослужитель не знал, куда деться, и стал плакать. Старец внезапно развеселился и предложил ему немного поесть.

— Как же я могу сейчас есть, мне так плохо! — ответил он.

— Вот это и есть пост. Когда помнишь о своих грехах, каешься и уже не думаешь о еде.

Зачем поститься

Во время войны врага стараются блокировать. Его окружают, загоняют внутрь городских стен, оставляют голодным. Потом его лишают и воды. Ведь если враг не имеет запасов воды, продовольствия и боеприпасов, то он бывает вынужден сдаться. Я хочу сказать, что если мы боремся с диаволом подобным же образом — постом и бдением — то он бросает оружие и отступает. «Посто́м, бде́нием, моли́твою небе́сная дарова́ния прие́м…», — говорит песнописец.

Посредством поста человек превращается в агнца, ягнёнка. Если он превращается в зверя, это значит одно из двух: либо то, что предпринятая аскеза превышает его силы, либо то, что он занимается ей от эгоизма и поэтому не получает божественной помощи.

Даже диких животных, зверей пост иногда приручает, смиряет. Погляди, ведь когда животные голодны, они приближаются к человеку. Инстинктивно животные понимают, что от голода они умрут, а приблизившись к человеку, могут найти пищу и остаться в живых.

Если человек не дойдёт до того, чтобы делать то, что он делает от любви к Богу и от любви к сочеловеку — своему ближнему, то он растрачивает свои силы зря. Если он постится и имеет гордый помысл о том, что совершает что-то важное, то весь его пост идет насмарку. Потом такой человек становится похож на дырявый бак, в котором ничего не держится. Попробуй налей в дырявый бак воды — потихоньку вся она утечёт.

(Преподобный Паисий Святогорец)

Великое дело — пост, но любовь еще больше

Если постом прогоняются бесы, укрощаются страсти, умиротворяется тело, упорядочивается дух, то любовью Бог вселяется в человека. Сам Господь подчеркнул необходимость поста, но любовь выделил как главную заповедь. В первой половине прошлого столетия Охридом правил Дяселаддин-бей, отложившийся от султана самостоятельный властитель, а Церковью в то время управлял митрополит Каллиник. Джеладдин-бей и Каллиник, хотя и исповедовали разные веры, однако были хорошими друзьями и часто друг друга посещали. Однажды Джеладдин-бей приговорил 25 христиан к повешению. Казнь должна была бы состояться в Великую Пятницу. Митрополит в крайней тревоге от происходящего пришел к Джеладдин-бею и начал просить его о смягчении наказания. Пока они беседовали, подошло время обеда, и бей пригласил митрополита на трапезу. На обед была приготовлена ягнятина. Митрополит извинился, что из-за поста он не может остаться обедать и приготовился к выходу. Бей опечалился и сказал митрополиту: «Выбирай: или ты будешь со мной обедать и избавишь 25 человек от виселицы, или не сядешь за трапезу и обречешь их на виселицу». Митрополит перекрестился и сел за трапезу, а Джелладин помиловал осужденных.

(Святитель Николай Сербский)

О смирении

Как-то к старцу Оптинскому пришла женщина и попросила у него благословения строго поститься, молиться и спать на голых досках.

Батюшка ответил ей так:

— Ты знаешь, лукавый не ест, не пьёт и не спит, а всё в бездне живёт, и всё потому, что нет у него смирения. Не свою волю твори, а во всём покоряйся воле Божией — вот и будет тебе тогда подвиг. Смиряться перед всеми людьми, укорять себя, нести с благодарением болезни и скорби — всё это выше всяких постов!

Котлета душу не погубит, но …

Однажды в холодный осенний день отец раньше времени возвращался с работы. Возле метро где стояли киоски с разной снедью, он увидел группу школьников и среди них — знакомую вязанную шапку сына. Его Андрюша, беседуя с ребятами, преспокойно ел «ход-дог».

Отец был неприятно удивлен. Андрюша с трех лет знал постные дни: среду и пятницу, — а с семи, начав исповедоваться, соблюдал и длительные посты вместе со взрослыми. Никогда это небыло ему в тягость, никогда он не жаловался, не выражал неудовольствия. Да и лицимерие не было ему свойственно …

Андрей догнал отца; он был явно смущен:

— Пап, я тебя не заметил! Ты что, сердишься, что я пост нарушил?

— Давай пройдемся немного, если не замерз.

Мальчик кивнул, и, вместо того чтобы сесть в трамвай, они медленно пошли пешком.

— Ты только не думай, что я так часто делаю! -оправдывался мальчик. — Просто сегодня так получилось: шли, дела обсуждали, остановились у лотков, все взяли по стакану чая с «хот-догом». Была бы простая булка — я бы купил. Но ничего другого не было. Булку без сосиски было как-то глупо просить… Я и подумал: «Не погубит же мою душу одна сосиска!» А тут ты идешь… — Андрюша говорил нарочно развязно, убеждая папу и себя, что ничего особенного не произошло, но на душе у него было скверно.

— Пап, ты меня осуждаешь, да?

Папа ответил прямым и удивленным взглядом. Неожиданно он перехватил портфель в левую руку, обнял сына и похлопал по плечу… Прошли еще несколько шагов — и он наконец заговорил:

— Разве я могу тебя осуждать? Ты же мой сын. Я шел сейчас и думал: трудно все-таки христианину среди нецерковных людей!.. Взять хотя бы пост. Вот, допустим пятница; столовая в учреждении. Все кругом мясо, котлеты едят, ни о чем не думают, а ты суп без сметаны просишь, на второе — один гарнир… И даже салат овощной не можешь взять, если он майонезом полит… Смех поднимается: одни тебя в скупости упрекают, другие, кто знает, что ты верующий, берутся о посте рассуждать — какая мол, Богу разница, со сметаной или без… Словом, искушение! Тут самое трудное-вынести эти замечания, насмешки без злобы, не смалодушничать, остаться собой, не предать свою веру. Знаешь, как мне все это знакомо! Иногда, и правда, помысл бывает: «Да ладно, лучше уж съесть эту котлету или сосиску, только бы не становиться центром общего внимания, не провоцировать осуждение Церкви!» Но тут, видно, Ангел — хранитель другую мысль подсказывает: «Вот так-то, с мелочей, с человекоугодия, и начинается отступление от Христа!..» Ну, и держишься, терпишь все это… Я — то взрослый, мне проще. А тебе труднее…

Получилось, что папа не только не ругал — он оправдывал Андрюшу. Оправдывал, но как слабого человека — мальчик это отлично понимал. Действительно он просто постеснялся перед сверстниками, не захотел оказаться «белой вороной» — предпочел быть как все… Он и испытывал облегчение оттого, что папа понимает его, и стыдился самого себя: да, пожалуй, мужества ему недостает.

— Мне лично стало проще, — продолжал папа, — когда я сам хорошенько разобрался в том, что такое православный пост. Разобравшись, я научился коротко и ясно объяснять это другим. Ты сказал сейчас: «Не погубит же душу одна сосиска!» Естественно, не погубит. Наверное, это была шутка? Или, по-твоему, постная пища спасает душу, а скоромная губит?

— Да нет, конечно…

— Разумеется, нет. Христианский пост — это все равно что посох для путника. Отношение к посту не должно быть суеверным. Помнишь случай с грабителем, убившем девочку ради жалких грошей? Когда его спросили на следствии, почему же он не съел яйца, которые его жертва несла на базар, он даже возмутился: «Ведь была пятница!»… А некоторые, случится забудут, что сегодня постный день, по своему или чьему-то недосмотру съедят скоромное, а потом спохватятся и приходят в ужас, считая себя чуть ли не погибшим…

Фасоль

В первый день Великого поста один сельский священник положил себе в карман сорок девять штук фасоли, чтобы, выбрасывая ежедневно по одной штуке, определить день окончания поста. Стирая одежду священника, его жена заметила, что карман у него набит фасолью. «Батюшка любит фасоль, добавлю-ка я ему немного, пусть ест на здоровье». Так и сделала. Батюшка каждый день выбрасывал из кармана по одной фасоли, но та не кончалась.

Прошёл Великий пост, но для села, он не кончился.

И вот однажды крестьяне спросили у батюшки:

— Батюшка, когда же кончится Великий пост?

— Глядя на фасоль, что в моём кармане, ещё много дней остаётся.

Старый и молодой монах

Сидели как-то в пост за общей трапезой рядом старый и молодой монах. Старик молчал, а инок всё донимал его рассуждениями, как важно в строгие дни поста усмирять плоть, накладывая на себя всё более строгие ограничения в еде и сне.

— Вот я решил, — делился молодой монах, — вкушать только корочку черствого хлеба и спать не более двух часов. А ты, брат, на себя какой подвиг возьмешь?

— А я просто буду соблюдать монастырский устав и покаюсь, — отвечал старик.

— И это всё?! — удивился инок, — да в чём там тебе каяться, в монастыре соблазнов нет.

Взглянул на него печально старик и медленно стал называть свои грехи. Долго он перечислял прегрешения, в которых винил себя, пока молодой монах не упал со слезами на колени и не вскричал: «Так вот что такое правильный пост! Смотреть не столько в тарелку, сколько в собственную душу!»

Иерей  Антоний Русакевич

Случай в Апостольский пост

По дороге в Галичскую страну не стало у преподобного Макария и его спутников хлеба, голод начал терзать непривычных к посту. Преподобный Макарий стал молиться. И вот нашли они завязшего в узком месте лося. Это было во время апостольского поста, за три дня до праздника. Путники просили у Макария позволения убить лося. Он не благословил им нарушать пост и убеждал потерпеть до праздника святых апостолов Петра и Павла.

«Поверьте, братия, — прибавил он, — лось будет в ваших руках, когда придет время разрешить пост. Потерпите еще три дня Господь сохранит жизнь вашу». Путники послушались преподобного и, надрезав ухо лося, отпустили его. А преподобный молил Господа, чтобы Он укрепил слабых товарищей его. По милости Всемогущего даже малые дети остались живы, пробыв без пищи до праздника апостолов. В праздник Макарий, отойдя в сторону от других, приклонил колена и воздав благодарение Творцу, молил Его пропитать голодных спутников. И вот неожиданно явился тот самый лось, которого отпустили на свободу за три дня перед тем. Его поймали и святой старец с радостью благословил его для трапезы.

«Надейтесь же, друзья мои, на Господа,— прибавил он.— Он не оставит нас и впредь». И точно, после того то попадался им лось, то ловили оленя и так благополучно дошли до Унжи.

(Троицкий Патерик. Случай в Апостольский пост)

ВИДЕО притчи о посте 

Ошибка в тексте